А - А

Члены

Персона месяца Уральской ТПП

Александр Баландин

Создатель и генеральный директор Уральской машиностроительной корпорации «Пумори», основанной в 1990 году и объединяющей 12 предприятий в различных городах России, Председатель Совета Екатеринбургского объединения работодателей Свердловского союза промышленников и предпринимателей, член Правления Уральской торгово-промышленной палаты.
 

«Мой отец занимался добычей нефти и газа в Якутии. Мама была с ним, а с ней был я – пришел, увидел, родился. Два года моей жизни прошли в этой «суровой климатической обстановке» - тайга, тундра – ностальгические воспоминания моих родителей с одной стороны и мой первый бронхит вкупе с любовью к охоте с другой».

Бизнес – это вечный стартап

Нежданное путешествие

Разведчики-геологи не принадлежали себе – синтаксический спутник распределения - «перераспределение», отправил нас в город Рудный, что в Казахстане. Закончив восемь классов, я продолжил свое путешествие, но уже один – в Свердловск, ставший Екатеринбургом, учиться в машиностроительном техникуме, что на Уралмаше, который был не столько районом, сколько сдвоенным символом – Урала и Машиностроения, игравшем большую роль в промышленности Свердловской области – легенды и мифы, окружавшие его могучую твердыню, легли на благодатную почву романтики, поселившейся тогда в моей душе. Впрочем, практичность тоже не забыла изначально там прописаться – в этом техникуме обучали наладке станков с числовым программным управлением. IT были популярно во все времена – только если сегодня в моде сенсорные экраны и планшеты, то в мое время в тренде были станки. Я часто летал к родителям, чему немало способствовала невероятная по нынешним временам дешевизна авиабилетов. Прямой рейс из Екатеринбурга в Костанай – один рейс – одна страна. Потом исчез рейс, а за ним и страна.
 

Учитель родной

В начале восьмидесятых я окончил техникум и попал, как мои родители когда-то, под распределение, но не простое, а «рейтинговое» - чем выше оценки, тем статусней пункт назначения. Однако я определился еще на практике, которую проходил на Уральском Турбинном Заводе. Там я познакомился с Человеком с Большой Буквы – Ильей Абовичем Колкой, главным технологом предприятия, пригласившего молодого практиканта на Работу, зажегшего звезды на его небе – дело было лишь за окончанием учебы. Илья Абович мне как отец. Хотя, не так – больше, чем отец, ибо с Ильей Абовичем я почти всю жизнь – последние двадцать лет уж точно. Сажают молодое деревце, поливают его корни, заботятся о ветках – оно растет, становится крепче и однажды на него уже можно опереться – такова метафора наших отношений с Ильей Абовичем.
 

Плановая карьера

Моя карьера развивалась спокойно, неторопливо, почти «по плану» - наладчик, инженер… студент – параллельная учеба на вечернем в Уральском Политехническом на механико-машиностроительном факультете УПИ в «целях повышения квалификации», которая уже обгоняла университетский курс – как там в «Фаусте»? «Суха теория мой друг, а древо жизни пышно зеленеет»…
 

Перестройка или Кооператив на заводе

Завод – место консервации консерваторов, но даже здесь начали образовываться сообщества людей, которые хотели попробовать себя в бизнесе. Среди них был и Илья Абович – его конфликт с красными патриархами был настолько серьезным, что он несколько раз уходил с завода. Я тоже не отставал – мой первый кооператив обрел весьма двусмысленное в те годы название «Феникс». У нас еще не было священной цели сохранения и преумножения промышленного производства, но уже был универсальный бизнес проект производства товаров народного потребления – от обоев до грибов, сначала преющих, а затем прорывающих влажный полителен мешков, в компосте которых они созревали. К слову – мешки с грибами стояли в бомбоубежище, построенном для защиты коммунизма от капиталистического империализма – темнота, царившая в коридорах, и жирная влага подземного воздуха были идеальным составляющими нашего бизнес-плана: грибы-бомбоубежище-прибыль-грибы и так до бесконечности. Мы тогда еще ничего не знали про «теневой бизнес», никто не качал через нас деньги – стихийно сформировался уникальный бизнес-инкубатор, чьи проекты создавались и определялись вопросами житейской мудрости – как получить прибыль, выйти в плюс, стать ликвидными – ничего личного, это просто рынок. Мы тогда многого не знали, не понимали, не осознавали. Законы и правила, как и ограничения, формировались на ходу. Из той эпохи вышли многие, и многие тогда выросли, став сегодняшней элитой, а кто-то – самим собой. Через два года нам стало тесно в стенах завода, да и скользкие бока грибных мешков больше не тешили наши амбиции. И тут в мою жизнь снова пришел, вернее, возвратился мой учитель. И с тех пор мы с Ильей Абовичем больше не расстаемся. А на вопрос: «Скажите, что такое предпринимательство?», у меня есть очень простой ответ:
 
  1. Возьмите заказ.
  2. Разместите заказ.
  3. Поставьте продукцию вовремя.
  4. Получите с этого прибыль или хотя бы попытайтесь.
Все пункты «закрыли»? Поздравляю, вы приняты – только так и никак иначе.
 

Девяностые – стартап

Любой бизнес проходит, вернее, начинается со стартапа, и приходит, по спирали, к нему же. Но до сих пор для меня нет ничего более незабываемого, чем стартапы в девяностые годы – аналитика, бизнес-планы, годовые отчеты – все было впервые и вновь! Я тогда объездил все заводы СССР по станкостроению – от Беларуси и Прибалтики до Дальнего Востока – налаживал связи, проводил переговоры, заключал договора. Не хватало информации - везде, где только могли, мы скупали, выпрашивали любые каталоги и справочники о продукции заводов. Тогда же в моей жизни появился маркетинг – мы рассылали мешки писем о себе (интернетов тогда еще не завезли), проводили аналитику, участвовали в выставках – первую выставку мы провели уже в 1995 году. Риск – это всегда интересно, по крайней мере, риск 90-х. Впрочем, риски были всегда, независимо от режимов и потрясений – чем больше рисков, тем больше ответственности. Однако сейчас ситуация все же другая – против риска есть ресурсы, а тогда последнего было немного, зато первого было в достатке. Кстати, с Уральского турбомоторного нас в итоге выгнали – как это, на заводе работают и…зарабатывают себе на жизнь, наживаются, когда другие вкалывают. Так ведь новое время, новые условия, новый, свободный, рынок.… Но нет: «Кооператив - это паразитарий» и точка - красным карандашом красного директора. Впрочем, некоторая доля истины здесь есть – вышеупомянутые грибы мы действительно выращивали в навозе, так что без паразитов действительно не обходилось. В точку смотрел директор.
 

Новый мир

Мы уехали на новую площадку в Екатеринбурге – «Строймеханизация», 2-й километр – взяли в аренду офисы, цеха и провели там долгое время - совершенствовались, развивались, работали, – создавали производство спортивных тренажеров, открытых новых мощностей, налаживание отношений с предприятиями. Два телефона, два стола, столько же окон и стульев – наше начало и, простите, товарищ, вернее госпожа метафора, быт. Подъем в семь утра и рабочий отбой в одиннадцать вечера или в двенадцать, для разнообразия, вечера. Рисков было столько, что все приходилось делать самому, в ручном режиме – доверие тогда, честно говоря, было лишь к себе и Илье Абовичу. Но не гонять же его сдавать продукцию заказчику! Потому мне пришлось осваивать старших братьев старого доброго автостопа – трамвай, такси, троллейбус. С тех пор я скептически отношусь к сотрудникам, которые для выполнения мелких поручений требуют себе служебную машину – непременно с номерами серии «АА» и персональным водителем. Со временем доставлять продукцию стало легче – в нашу жизнь пришла Она – горячая дочь обрусевших итальянцев - «Жигули», она же «Копейка», в девичестве Fiat-124. Время шло, наши «железные женщины» становились все суровее и старше – Сводную сестру Fiata сменила исконно русская Волга ГАЗ-24 – ржавая, с холодной печкой, но с почетным званием «служебная». Так рождалась компания «Пумори». Нас часто спрашивают: «Что означает слово «Пумори»? Это что-то японское или итальянское? А некоторые наши собеседники находят в этом слове даже финско-угорские корни! Для самых любопытных: Пумори (Pumori) - вершина в регионе Кхумбу (Khumbu) в Гималаях. Находится в восьми километрах к западу от Эвереста. Высота - 7161 метр. Пумори по праву считается одной из жемчужин Гималаев. Её красота всегда притягивала и будет притягивать к себе как простых трекингистов, так и искушённых восходителей. С вершины Пумори открывается фантастический вид сразу на четыре «восьмитысячника» - Эверест, Лхотзе, Макалу и Чо-Ойю. Нас часто спрашивают: А почему «Пумори»? Потому что мы тогда создавали компанию для производства спортивного инвентаря. Это марка и сегодня успешна на рынке, но затем мы пошли дальше – все глубже в мир машин, который еще называют «машиностроение». Потом был альянс «Пумори» со Свердловским инструментальным заводом с десятилетней историей. Задача была проста – сделать хороший холдинг, в котором были бы как инжиниринговые подразделения, так торговые компании вместе с производством. Было время и были итоги – вряд ли какое-либо предприятие может сегодня похвастаться тем, что начав с нуля, имеют за спиной подобный опыт по созданию рабочих мест, такое развитие и опыт.
 

Главная сложность в бизнесе…

…заключается в том, чтобы один предприниматель нашел общий язык с другим. Корпорации работают по тому же принципу, ибо частные компании формируются личностью, а потому нет ничего хуже корпоративного управления, если оно не находится в гармонии хотя бы с самим собой. Умение управлять старо как мир, но все так же актуально, как и тысячи лет назад.
 

Глобально

Машиностроение в мировой экономике отлично котируется – пятое место по доходности. Но в России все… по-другому – наши инвестиции – это кредиты и прибыль. Процентная ставка по нашему первому кредиту была 143 процента. Комментарии излишни. Занавес.
 

Кадры решают. Но не все.

Бытует устойчивое мнение, что все производственники черствые сухари, воздвигшие себе рукотворный алтарь и одновременно памятник в виде машин и заводов – это неправда. Мои нервы часто оголены – несколько лет назад мне пришлось, из-за кризиса, трудоустраивать в других компаниях и даже увольнять людей, которых десять-пятнадцать лет назад сам принимал на работу, с которыми прошел все этапы развития предприятия – победы, поражения, проекты. Это больно. Очень больно.
 

大熊

Отношениям «Пумори» с «Окумой» уже больше пятнадцати лет и вот совпадение: в списке из пятнадцати европейских дилеров-станочников мы находимся на втором месте. И это при том, что российский рынок географически растянут – его не приедешь на машине, как в Испании, Германии или Франции. Мы не просто продаем станок – мы снабжаем его руками и мозгами, взаимодействуя с вузами, готовящими профильных специалистов – это не кусок металла, но полностью функциональная машина с боекомплектом и экипажем. По-другому нельзя – клиент требовательный пошел – считает деньги и подсчитывает время, так как зачастую, купив высокотехнологичное оборудование, он сталкивается с проблемой кадров – за станки просто некого ставить. И потому эту проблему мы решаем в комплексе. Не стоит также забывать о легендарном японском качестве – за него готовы платить всегда.
 

Планы

Когда мы начинали, то зачастую у нас не было даже плана на день, а сейчас мы мыслим стратегическими планами на десять, пятнадцать лет вперед. Тактика тоже в чести – месяц, полгода, год – все отслеживается, анализируется и адаптируется к Большому плану. Наша последняя идея – создание предприятия по производству российских станков – уже подписано соответствующие соглашение и вскоре будет собран первый станок.
 

Графа «О себе»

Начало дня у меня самое простое – утро, холодная вода, обливание и так уже больше десяти лет. А уж в Крещение – это святое. Каждую осень я выбираюсь на охоту – азарт, поединок, противостояние – неотъемлемая часть борьбы Человека и Зверя, но я не считаю это главной составляющей. Это как на рыбалке – что важнее – рыба на крючке или костер на берегу? Так и здесь – для меня главное, это общение с товарищами. Главное – никогда не охотиться с тем, с кем работаешь. Кураж, драйв, природа не всегда совместимы с классическим образом руководителя, наиболее комфортным не только для сотрудников, но и даже для ближайших коллег. Не вижу смысла «пахать, вкалывая» на износ – проще распределить силы и нагрузки и просто работать. Нет времени болеть – найдите время для тонуса. И еще никогда не бегаю спринтерские дистанции – предпочитаю марафонские. Может быть, поэтому никогда не отказываюсь от общественных нагрузок. Когда-то в нас было вложено столь многое, что грех не поделиться с другими, с теми, кто нуждается сегодня в новых знаниях и поддержке. Ведь стартап – это вечное состояние бизнеса…

Подготовил к печати Антон Матросов

Организационно-правовая форма
Руководитель
Адрес
Екатеринбург, Малышева 33
Телефон
E-mail
Web-сайт
Если иноформация заполнена верно , то вы можете отправить ее нашим специалистам