А - А

Члены

Сказ о том, как Уральская палата Губернатора с лесорубом свела

Для диалога с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым в Уральскую ТПП 30 августа 2016 года собрались свыше шестидесяти индивидуальных предпринимателей, руководителей и владельцев крупных, малых и средних предприятий, представителей ведущих общественных бизнес-объединений региона. Можно сказать, что в какой-то степени они представляли все 207 тысяч зарегистрированных на территории Среднего Урала области субъектов предпринимательской деятельности. Модератором форума выступила Уполномоченный по правам предпринимателей в Свердловской области Елена Артюх., подчеркнувшая, что такие встречи очень важны, поскольку позволяют узнать о проблемах, которые испытывают предприятия. Главный эффект этой встречи – прямые поручения тем органам власти, которые должны тем или иным вопросом заниматься, собственно, взять и сделать. «Это та конкретика, которая ожидалась бизнесом от губернатора, и мы ее получили», – резюмировала Елена Артюх.

Особый колорит встрече Евгения Куйвашева с предпринимателями Среднего Урала, придало вручение губернатору Свердловской области предпринимателем-лесорубом, членом Уральской ТПП из Красноуфимского округа Олегом Маланиным фоторепродукции его родного села Нижнеиргинское. К репродукции прилагалось, разумеется, искреннее приглашение посетить это красивейшее место. А все дело в том, что Олег Маланин предложил включить свое село в проект «Самоцветное кольцо Урала» для туристического развития своей малой родины и поделился в Уральской ТПП своей идеей с губернатором.

– Многие успешные проекты в сфере туризма рождены именно такими людьми, как вы. Нужно верить и пробивать свои инициативы, тогда все получится, – поддержал уральского предпринимателя Евгений Куйвашев. И, не откладывая дело в долгий ящик, уже 2 сентября отправился в то самое Нижнеиргинское, где лично ознакомился с перспективами туристического проекта и жизнью уральской глубинки. Село поистине уникально: в расположенном на берегах пруда с впадающими в него реками Иргиной и Шуртаном селе на народные пожертвования построен единственный в России памятник отмене крепостного права. Нижнеиргинское также отметилось как Родина первого русского самовара. Во всяком случае, именно здесь его начали производить с 1738 года – гораздо раньше, чем в Туле. Потенциальных туристов могут также привлечь пожарный колокол, которому больше 100 лет, своеобразная нижнеиргинская иконопись, староверческое происхождение первых поселенцев. А также история о том, как через село в XVIII веке «огнем и мечом прошли войска бунтовщиков Емельяна Пугачёва и Салавата Юлаева». Так что практически весь разговор и обход села были посвящены его уникальности и необходимости остановить процесс угасания. Да, как выяснилось, «точек отсчета» для начала туристической деятельности предостаточно, что бы раскрутить интерес к селу. Местным предпринимателям дали на это «зеленый свет».

– Я приехал сюда по приглашению местных жителей, в частности местных предпринимателей. Пообщался, оценил уникальность. Представители малого бизнеса сказали, что экономические вопросы сами будут здесь решать, а мы подумаем, как помочь селу с социальной и культурной инфраструктурой, с решением других проблем, которые были озвучены. Нужно, чтобы это село процветало и развивалось, – сказал Евгений Куйвашев.
– Село умирает, но надеюсь, что губернатор этого не допустит, потому что не так много таких уникальных сел, как наше. По архивным документам первый в России самовар был отлит здесь. У нас стоит единственный в России памятник отмене крепостного права, который жители поставили за свой счет. Здесь были заводы, плавили медь. Я хочу сохранить село как единицу. Надо, чтобы люди где родились, там и пригодились, – подвел итог столь необычному дню в жизни своего села Олег Маланин, успешно занимающийся своим бизнесом в тесном сотрудничестве с Уральской ТПП.

Эпилог
Первый заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Вадим Дубичев по поручению Евгения Куйвашева спустя две недели после его поездки в Нижнеиргинское передал сельской школе большой набор химических реактивов, необходимый ученикам для проведения лабораторных работ.

Вадим Дубичев также сообщил жителям села о других поручениях, которые дал Евгений Куйвашев по итогам своей поездки. Одним из них стало распоряжение министерству образования Среднего Урала о рассмотрении заявки на строительство в 2018 году в Нижнеиргинском нового здания школы.


ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

В советские времена в селе Нижнеиргинское жизнь бурлила, большой совхоз радовал богатыми урожаями и надоями, исправно работали мастерские Сельхозтехники, на филиале Уралобуви трудились, аж, в две смены, в Доме культуры крутили по выходным фильмы, и музей присутствовал, словом, все как полагается. В селе проживало три тысячи с лишним человек.

Сегодня в Нижнеиргинском осталось чуть боле тысячи душ женского и мужского полу, местная школа способна вместить только 100 учеников, а дом культуры, в котором проводятся все массовые мероприятия, располагается в ветхой конюшне, маланинское предприятие — единственный представитель реального сектора экономики в Нижнеиргинском. Олег Маланин с братом приобрел голые стены, оставшиеся от Сельхозтехники, да-да, той самой, до этого она несколько раз переходила из рук в руки, последние хозяева трудовые книжки работников на пеньке оставили и исчезли.  Чтобы открыть свое дело, новые владельцы подчищали делянки за лесниками, руками загружали грузовичок ГАЗ-52. На эти деньги восстановили предприятие, приобрели кое-какое оборудование, с тех пор предприятие индивидуального предпринимателя Олега Маланина почти 20 лет заготавливает лес, производит пиломатериал, древесный уголь, деревянную тару, торгует лесоматериалом.



Я заключил договоры аренды с общей расчетной лесосекой на вырубку 35 тысяч кубометров в год. До кризиса 2015 года шло стабильное развитие, предприятия расширялось и производство увеличивалось. Приобрели лесозаготовительные машины - харвестер и форвардер — для валки дерева, очистки ствола от сучьев, раскряжовки бревен, складирования и сбора, доставки от места заготовки до лесовозной дороги.  Мы из лиственного леса производим поддоны, хвойный перерабатываем на  пиломатериал — построили для него сушилку — и отправляем на Екатеринбург, Оренбург, Башкирию, основной сбыт – это Махачкала. Были большие планы по техническому переоборудованию всего производства. То, что осталось от советских времен, морально и физически устарело. Мы заказали два проекта в одном из институтов Екатеринбурга, нам их разработали, мы их оплатили. Но грянул кризис, цены на импортную технику взлетели в несколько раз, а на  продукцию упали. Это беда для всех лесоперработчиков, судите сами, общая расчетная лесосека для вырубки в Свердловской области составляет 22 миллиона кубометров в год, заготавливается  всего восемь миллионов. Лес ежегодно прирастает, набирает вышину и ширину, прибывает кубатурой и… — стареет, а бюджет не получает денег.


«ЛУЧШЕ МЫ У МАЛАНИНА КУПИМ ГОРБЫЛЬ»

В летний период строим, отсыпаем дороги, а в зимний разгребаем их от снега — у себя и в двух соседних селах, без дорог жизнь в поселке остановится. Как бросишь, садик, дом культуры, школу? Представьте, в одном селе проживает четыре человека, а дорога к нему – семь километров, еще надо, свалку содержать. Дело это не дешевое, пришлось приобрести специальную дорожную технику. Опять же, надо заготовить и развести жителям дровишки, поселковая котельная тоже на этом топливе работает. Газ к поселку подведен, но люди не подключаются. Причина вполне прозаическая, одно подключение — 120 тысяч рублей. Программа газификации нынче закрыта, но она особой популярностью и не пользовалась, ведь по каким принципам работала, все сделай за свои деньги, а вернут 30 процентов. Население у нас в основном возрастное, какая бабушка будет проводить газ ради одной газовой плиты? Конечно, если вы подключите отопление, баню, плиту, то тогда есть смысл. А бабушка рассуждает так, уж, лучше мы у Маланина купим горбыль, а малоимущим, многодетным и пожилым привозим его бесплатно.

 
«МЫ К ПОЖАРАМ ШУТЕЙНО НЕ ОТНОСИМСЯ»
 
Какое сегодня отношение к лесопереработчикам? Лесовоз едет, думают, ворованный. А ведь на арендаторов возложена масса лесотехнических мероприятий – вспашка, посадка леса, осветление, минерализация, уходы за противопожарными полосами и многие другие противопожарные мероприятия. Никто не высаживает, только мы лесовосстановлением занимаемся.  У меня пожарная бригада – 16 человек и большой список противопожарных мероприятий, начиная с наличия тяжелой техники – бульдозеры К-700, Т-130. Мы живем в лесу и если допустить пожар, то, в первую очередь, сами и сгорим. Мы к этому шутейно не относимся. В пожароопасный период круглосуточно ведется наблюдение, если какое возгорание возникает, собирается вся пожарная команда плюс все село. Два года назад в селе возник пожар, городской человек в жаркий период начал жечь листву, огонь перекинулся на дом, тот сгорел в течение получаса, никто и глазом моргнуть не успел. У домов, напротив, через дорогу лопались стекла от жара. У меня есть бочка на 16 тысяч литров с двумя помпами с 4-мя комплектами шлангов. Мы выезжаем вместе с пожарниками, а ближайшая пожарная часть находится в 40 километрах. В лесу обустроены противопожарные маршруты, которые мы контролируем, с этих маршрутов есть съезды со  специально оборудованными копанками  для сбора воды. А раньше в списке даже пожарный катер присутствовал, не поверите, водоизмещением две тонны, это при том, что на моем участке нет большого водоема, все мои арендные леса находятся на суше. Прокуратура говорит, ну хоть на постамент катер поставь, лишь бы был. К слову сказать, поселковой пожарной машине 28 лет, перед выборами ее хотели поменять на отремонтированный автомобиль, которому всего 42 года.
 


«НАМ СКАЗАЛИ, ЧТО ВАС НЕ СУЩЕСТВУЕТ»
 
С 1 июля 2015 года я, как индивидуальный предприниматель, должен представлять оператору ЕГАИС учета древесины и сделок с ней декларацию в форме электронного документа, подписанного электронной подписью. Возникает масса вопросов, как пересчитать деревья на делянке в несколько десятков гектаров. Мы должны считать поштучно и попородно. Штрафы за невополнение этой процедуры достигают 800 тысяч рублей. Каждое такое нововведение выливается в копеечку. Это только слова, что кредиты можно легко получить. Как-то обратился через личный кабинет в один из фондов, три месяца мне выносили мозг.  Молчат, обратился второй раз, отвечают: «А представители фонда в Красноуфимске нам сказали, что вас не существует». «Как не существую, мое предприятие работает с 1997 года, я через ваш фонд на выставку ездил?». Я состою в нескольких общественных организациях, попросил замолвить за себя слово. Дело дошло до залога. Сославшись на то, что у меня старая техника вместо миллиона выдали 700 тысяч рублей.
Я окончил Санкт-петербургский аграрный университет, второе образование — зоотехник-пчеловод. После обучения проходил практику в Голландии, работал там два с лишним месяца на ферме. У них нет полезных ископаемых, к сельскому хозяйству относятся очень трепетно. Представьте, что на голландских дорогах сельскохозяйственная техника пользуется приоритетом по отношению к остальному автотранспорту. Начинающему аграрию выделяют участок 50 гектар, строят дом, дают технику, семена. Приезжай  со своей семьей и начинай работать. Три года не платишь налоги. Конечно, потом надо за все рассчитаться, но ведь обеспечивают возможности для старта.



ДАЙТЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ ВЗДОХНУТЬ ПОЛГОДА

Кто нам мешает так сделать? Понятное дело, новая техника стоит дорого. Нужно защитить бизнес-проект, под который государство выделит 10-15 миллионов рублей. Не надо живых денег, дайте технику. Не надо импортной техники, дайте отечественную. Дайте предпринимателю вздохнуть полгода, встать на ноги, а потом он обязательно рассчитается, не будет ни у кого клянчить деньги, а станет приносить только пользу.

телефон: 8(34394) 3-01-92,
факс: 8(34394) 3-02-40,
моб. тел. +79527311547;  +79506405757

Организационно-правовая форма
Руководитель
Адрес
Екатеринбург, Малышева 33
Телефон
E-mail
Web-сайт
Если иноформация заполнена верно , то вы можете отправить ее нашим специалистам